Thai Cat Club
Клуб Тайских Кошек
Узнай больше!

Главная | Форум | Статьи | Фото | Питомники | Доска объявлений | Библиотека | Рассылка | Подарки | Фильмы | Тесты | Юмор | Контакты | RSS | PDA
Меню сайта
Главная страница
Форум
О тайской кошке
Стандарт тайской кошки
Статьи
Наша планета (фото)
Продажа котят
Питомники
Выставки
Конкурсы
ПОРОДЫ КОШЕК
Юр отдел
Библиотека
Рассылка сайта
Подарки (скачать)
Фильмы онлайн
Тесты о кошках
Онлайн игры
Наши опросы
Юмор
Журнал Thai Cat Club
Интересные сайты
Помощь Клубу
Прайс
Контакты

Доска объявлений

Питомники тайских кошек

Угадай породу кошки!


Мини-чат
300

Наш опрос
Каков возраст вашей кошки / кота?
Всего ответов: 2907

Популярные материалы
Окрасы тайских кошек [Все о тайских кошках]
Как определить пол котенка [Воспитание]
Тайское сокровище [Все о тайских кошках]
Как нарисовать кошку в профиль [Культура]
Как успокоить кошку во время течки [Репродукция]
Имена для тайских кошек [Все о тайских кошках]
Различия между сиамскими и тайскими кошками [Сиамские и тайские]
Как ухаживать за тайскими кошками [Все о тайских кошках]
Почему кошка кусается, когда ее гладишь? [Воспитание]
Как накормить котенка. Как кормить нормального котенка [Фелинология]

Главная » Книги » Л.Дж.Браун. Кот, который » Кот, который зверел от красного. Глава 13
| More
Кот, который зверел от красного. Глава 13
       ТРИНАДЦАТЬ
         На следующий день после убийства Маунтклеменса в «Дневном прибое» была только одна тема для разговоров. Один за другим у стола Квиллера останавливались журналисты из отдела публицистики, из женского отдела, сотрудники редакции, фотолаборатории и отдела спортивных новостей. Неожиданные визиты нанесла главный библиотекарь, начальник типографии и лифтер.
         Телефон Квиллера звонил не умолкая. Было несколько анонимных звонков: одни радовались, говоря, что Маунтклеменс получил по заслугам, другие просили газету объявить награду за поимку убийцы. Шесть владельцев галерей звонили для того, чтобы спросить, кто же будет писать об их выставках в марте. Какой-то чудак намекнул, что это не простое убийство, и был адресован в отдел по расследованию убийств. Двадцатилетняя девушка предложила свои услуги в качестве художественного критика.
         Один звонок был от горничной Сэнди Галопей, которая отменила обед с Квиллером, не объяснив причин.
         Только в полдень Квиллер выбрался в пресс-клуб вместе с Арчи Райкером, Оддом Банзеном и Лоджем Кендалом.
         Они заказали столик на четверых, и Квиллер подробно рассказал о несчастном случае, начав с описания странного поведения Коко. Маунтклеменса ударили ножом в живот. Оружие не нашли. Признаков борьбы не было. Ворота в аллею были закрыты.
         – Тело будет отправлено в Милуоки, – сообщил Квиллер. – Маунтклеменс упоминал, что там живёт его сестра, и полиция отыскала адрес. Они конфисковали часть кассет, с которыми он работал.
         Арчи сказал:
        – Они просматривают копии его обзоров. Но что они надеются там найти? То, что он оскорбил половину художников в городе, ещё не делает их подозреваемыми. Или, может, делает?
         – Каждая крупица информации может помочь, – заметил Лодж.
         – Маунтклеменса многие ненавидели. Не только люди искусства, но и торговцы, сотрудники музея, учителя, коллекционеры и по крайней мере один бармен, которого я знаю, – сказал Квиллер. – Даже Одд хотел разбить свою камеру о его голову.
         – Телефон разрывается. Каждый хочет знать, кто это сделал. Иногда я думаю, что все наши читатели слабоумные, – сделал вывод Арчи.
         – У Маунтклеменса не было его искусственной руки, когда он был убит, – подал голос Одд. – Интересно почему?
         – Сегодня утром я перенёс в связи с этим изрядный шок, – сказал Квиллер. – Поднимаюсь наверх к Маунтклеменсу, чтобы взять мясо для кота, и там, на верхней полке холодильника лежит эта пластмассовая рука! Я отпрыгнул на фут.
         – А кот? Как он реагирует на всю эту шумиху?
         – Он возбуждён. Я держу его в своей комнате, и он вскакивает при малейшем шорохе. После того как прошлой ночью полиция ушла и всё утихло, я положил шерстяное одеяло на диван и попытался заставить его улечься спать, но он бродил из угла в угол до утра.
         – Хотел бы я знать, что известно этому коту.
         – А я хотел бы знать, что Маунтклеменс делал во внутреннем дворике в холодную зимнюю ночь в домашнем вельветовом халате, – сказал Квиллер. – Это всё, что на нём было, и ещё перчатка на здоровой руке. Тем не менее он взял с собой верхнюю одежду. В углу дворика на кирпичах лежали британский твидовый костюм и накидка. Кто, кроме него, носит накидку?
         – Всё это лежало около тела?
        – В углу двора, ближе к воротам, которые ведут в аллею. Накидка выглядела так, будто он прислонился спиной к кирпичной стене, может оперся о неё когда его ударили ножом.
         – Нож задел аорту, – сказал Лодж. – У него не было шансов.
         – Нужно подумать о новом художественном критике, – перешёл к делу Арчи. – Джим, тебе нужна работа?
         – Кому? Мне? Ты спятил?
         – Это наводит меня на мысль, произнёс Лодж. – А не было ли в городе человека, который хотел бы получить работу Маунтклеменса?
         – Это не стоит того риска, который связан с убийством.
         – Но работёнка весьма престижная, – возразил Квиллер. – Какой-нибудь художественный эксперт мог увидеть в этом шанс побыть чуть-чуть богом. Критик может создать или уничтожить художника.
         – У кого здесь достаточно квалификации для такой работы?
         – У преподавателя. Хранителя музея. У кого-то из сотрудников искусствоведческих журналов.
         – Но он должен знать, как писать, – сказал Арчи. – Большинство художников не умеет писать, они думают, что умеют, но это заблуждение.
         – Интересно, кто будет предлагать свои услуги?
         – А что нового по делу Ламбрета?
         – Полиция не дает материала, пригодного для публикаций, – ответил Лодж.
         – У меня есть кандидатура на место критика, – предложил Квиллер. – Он в настоящее время безработный.
         – Кто?
         – Ноэль Фархор, из музея.
        – Ты думаешь, он заинтересуется? – воодушевился Арчи. – Я мог бы замолвить за него словечко.
         После обеда Квиллер потратил большую часть времени, отвечая на телефонные звонки, и в конце дня его желание вернуться домой и увидеть Коко пересилило желание поужинать в пресс-клубе. Он говорил себе, что кот теперь сирота. Сиамские коты особенно нуждаются в компании. Обездоленное животное было заперто в одиночестве в комнате Квиллера на весь день. Трудно даже представить, какой упадок сил переживает Коко.
         Когда Квиллер отпер дверь своей квартиры, он не увидел кота ни на диване, ни на большом стуле, ни в позе льва на красном ковре. На кровати в нише тоже не было видно бледного сгустка шерсти.
         Квиллер позвал Коко. Он опустился на четвереньки и посмотрел под диваном. Он искал кота за драпировками, за занавесками в душе… Он вглядывался в дымовую трубу…
         В панике Квиллер подумал, что нечаянно запер Коко в кабинете или туалете. Но безумное лязганье дверьми и выдвижными ящиками не помогло. Убежать кот не мог: дверь была заперта, окна закрыты.
         «Он должен быть где-нибудь здесь, – подумал Квиллер. – Нужно начать готовить ужин, тогда, возможно, кот вылезет из какого-нибудь шкафа».
         Квиллер пошёл на кухню, подошёл к холодильнику и носом к носу встретился со спокойным, невозмутимым Коко.
         Квиллер задохнулся:
         – Ты дьявол! И ты сидел здесь всё это время?
         Коко, застывший в нелепой позе на холодильнике, ответил ему коротким мяуканьем.
         – В чём дело, старина? Ты страдаешь?
         Коко раздражённо сменил позу: припал к холодильнику всем телом, согнул задние лапы под прямым углом и распушил шерсть над лопатками, подобно огромному созревшему одуванчику.
         – Тебе неудобно! Вот в чём причина. После ужина мы сходим наверх и возьмём твою подушку. Хорошо?
         Кот моргнул в ответ.
        – Когда этот кусок мяса закончится, тебе придётся довольствоваться тем, что я смогу предложить, или поехать в Милуоки. Там ты будешь жить лучше, чем я.
         Когда Коко дожевал свою говядину, а Квиллер – бутерброд с салями, они пошли наверх, чтобы взять голубую подушку с холодильника Маунтклеменса. Его квартира сейчас была заперта, но у Квиллера по-прежнему оставался ключ, который критик дал ему неделю назад.
         Коко, странно помедлив на пороге, вошёл в комнату. Он бесцельно побродил, понюхал ковёр и уверенно направился в угол гостиной. Там его привлекли жалюзи на двери, и он обнюхал их края и петли с предельным вниманием.
         – Что ты ищешь, Коко?
         Кот сделал стойку на задних лапах и начал царапать дверь, потом опустился и принялся за ковёр.
         – Ты хочешь в кладовку? Зачем?
         Коко энергично царапал ковер, и Квиллера осенило. Он открыл двойные двери.
         В прежней жизни этого дома в кладовке находилась, возможно, швейная или мастерская. Сейчас окна были закрыты ставнями, и пространство заполняли шкафы с картинами, поставленными вертикальными рядами. Некоторые были в рамах, другие – просто растянутые холсты, но большинство представляли собой беспорядочное, бессмысленное нагромождение пятен краски.
         Коко прошёл внутрь кладовки и, жадно принюхиваясь, начал переходить от одного шкафа к другому. В дверцы одного, особенно его заинтересовавшего, он попытался просунуть лапу.
         – Хотел бы я знать, что означает это представление… – заметил Квиллер.
         Коко возбужденно завыл. Он попробовал всунуть одну лапу, потом другую. Наконец он подошёл к Квиллеру и потёрся о его ногу, после чего возобновил свои попытки.
         – Ты, должно быть, хочешь, чтобы я тебе помог. Давай посмотрим, что в этом шкафу. – Квиллер достал картину в рамке, которая заполняла узкий паз, а Коко схватил что-то зубами.
         Квиллер отобрал у кота маленький тёмный предмет и внимательно рассмотрел его. Что бы это могло быть? Мягкий… пушистый… легкий…
         Коко возмущённо завыл.
        Он бросил пахнущую мятой игрушку коту, который тотчас сжал её в передних лапах и принялся кататься по полу.
         – Пойдём отсюда. – Квиллер попытался засунуть картину на место, попутно разглядывая её. Это был сказочный пейзаж, заполненный безголовыми телами и бестелыми головами. Он скривился и поспешно засунул картину в шкаф. Итак, здесь был тайник Маунтклеменса.
         Квиллер просмотрел ещё несколько картин. Одна из них представляла собой набор чёрных линий на белом фоне – некоторые параллельные, некоторые пересекающиеся. Он удивленно поднял брови. Другой холст был покрыт серой краской – лишь серая краска и подпись в нижнем углу. Потом ему попалась картина с яркой пурпурной сферой на красном поле, и Квиллер почувствовал, что у него начала болеть голова.
         Следующая картина, на которую упал его взгляд, вызвала особое состояние усов Квиллера. Импульсивно он спикировал на Коко, подхватил его и бросился вниз по лестнице.
         Он подбежал к телефону, набрал номер, который знал наизусть.
         – Зоя? Это Джим. Я нашёл здесь, в этом доме, нечто такое, что хотел бы тебе показать… Картину… Картину, которая тебя заинтересует. Мы с Коко поднялись в квартиру Маунтклеменса за подушкой, и кот привёл меня в кладовку. Он очень настаивал. Ты никогда не поверишь, что мы там нашли… Обезьяну… Картину с обезьяной!.. Ты сможешь приехать?
         Вскоре подъехало такси. Поверх широких спортивных брюк и свитера Зоя набросила меховое манто. Квиллер с нетерпением ждал её. Он принёс картину с обезьяной в свою комнату и водрузил на камин.
         – Это она! – воскликнула Зоя. – Это вторая половина Гиротто! Это её искал Эрл!
         – Ты уверена?
         – Это несомненно Гиротто, его стиль невозможно не узнать. И тот же самый жёлто-зелёный фон! К тому же разве ты не видишь – кусочек одежды балерины на правой кромке картины!
         Они смотрели на холст, пытаясь ввести в логические рамки свой мысленный хаос.
         – И если это пропавшая половина…
         – Что это означает?
        Зоя внезапно побледнела. Она села и прикусила нижнюю губу. В Эрле Ламбрете эту манерность Квиллер находил неприятной. У Зои же получалось трогательно. Она медленно произнесла; – Маунтклеменс знал, что Эрл охотится за этой обезьяной. Он был одним из тех, кто хотел купить балерину. И неудивительно: он нашёл обезьяну!
         Квиллер начал нервно теребить усы ногтем большого пальца. Он спрашивал себя, мог ли Маунтклеменс убить Эрла Ламбрета, для того чтобы завладеть балериной. И если это было так, зачем он оставил картину в доме? Может, он забыл, что убрал её в кладовку?
         Усы Квиллера дрогнули. Он вспомнил сплетню об отношениях Зои и Маунтклеменса.
         Зоя напряжённо смотрела на свои руки, плотно зажатые между коленями. Словно почувствовав вопрос во взгляде Квиллера, она подняла глаза и внезапно вскрикнула:
         – Я презирала его! Я презирала его!
         Квиллер терпеливо и сочувственно ждал.
         – Он был высокомерный, скупой, властный человек, – продолжала Зоя. – Я ненавидела Маунтклеменса и тем не менее была вынуждена потакать ему по ряду причин.
         – По каким причинам?
         – Разве ты не знаешь? Как критик он благосклонно относился к моим картинам. Если бы я разозлила его, он мог бы разрушить мою карьеру, и не только мою, но и Эрла тоже! Что я могла сделать? Я флиртовала – осмотрительно, как мне казалось. Потому что это было то, во что Маунтклеменс хотел играть. – Зоя возбужденно теребила сумочку. – И потом ему пришла в голову мысль, что я должна оставить Эрла и уехать с ним.
         – И как ты вышла из этого положения?
         – Это был тонкий маневр, поверь! Я сказала или намекнула, что хотела бы принять его предложение, но старомодное чувство верности привязывает меня к мужу. Какой поступок! Я чувствовала себя как героиня немого фильма!
         – И это решило проблему?
        – К сожалению, нет. Он продолжал свои атаки, и меня засасывало всё глубже и глубже. Это был какой-то кошмар! Я жила в постоянном напряжении от вынужденной лжи.
         – Твой муж не знал о том, что происходит?
         Зоя вздохнула:
         – В течение долгого времени он и не подозревал. Эрл был так погружен в свои собственные проблемы, что оставался слеп и глух ко всему окружающему. Но случайно до него дошли слухи, последовала ужасная сцена. В конце концов я убедила его, что попала в отвратительное положение поневоле.
         Зоя снова начала нервно открывать и закрывать сумочку. Запинаясь, она сказала:
         – Знаешь, Эрл, кажется, цеплялся за меня, несмотря на то что мы не были больше близки, – надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду. Когда я решила выйти за него замуж, Эрл вцепился в меня, потому что мне везло в жизни. А он родился неудачником. Его единственным достижением была счастливая случайность – находка половины Гиротто, единственная цель – найти вторую половину картины и разбогатеть
         – Маунтклеменс мог убить твоего мужа?
         Зоя беспомощно посмотрела на него:
         – Не знаю. Просто не знаю. Он не сделал бы столь решительного шага, чтобы получить меня. В этом я уверена! Он не был способен на такую страстную любовь. Но он мог бы пойти на это, чтобы получить меня в придачу ко второй половине Гиротто.
         «Неплохая компенсация за убийство», – подумал Квиллер.
         Вслух он заметил:
        – Маунтклеменс питал страсть к искусству.
         – Только как к форме богатства. Чтобы собирать и копить. Он не делился тем, чем владел. Он даже не хотел, чтобы люди знали о его невероятных сокровищах.
         – На какие деньги он приобретал всё это? Определенно не за гонорары, получаемые в «Прибое».
         Зоя оставила его вопрос без ответа. Она, казалось, вжалась в стул.
         – Я устала. Я хочу домой.
         – Сейчас я вызову такси.
         – Спасибо за то, что понял меня.
         – Я польщён твоим доверием.
         Зоя прикусила губу:
         – Я могу признаться: когда Эрла убили, моей реакцией был скорее страх, чем печаль, – я боялась Маунтклеменса и того, что произойдет дальше. Теперь, когда страха нет, я могу только радоваться.
         Квиллер провожал взглядом исчезающее в темноте такси с Зоей. Его интересовало, подозревала ли она Маунтклеменса с самого начала. Был ли критик одним из врагов Эрла, одним из тех «важных» людей, о которых она побоялась сообщить полиции? С другой стороны, зачем такому человеку, как Маунтклеменс, которому было что терять в жизни, идти на риск и убивать только для того, чтобы получить женщину и ценное полотно? Квиллер терялся в догадках.
         Потом его мысли вернулись к обезьяне, водруженной на камин в его комнате. Что будет с ней сейчас? Вместе с рисунками Рембрандта и Ван Гога обезьяна Гиротто отправится к этой женщине из Милуоки, которая вряд ли сможет оценить её значимость. По всей вероятности, она возненавидит эту безобразную вещь. Как легко было бы…
         Мысль начала оформляться: «Сохранить её… Ничего не сказать… Отдать её Зое…»
         Он вернулся в комнату, чтобы ещё раз взглянуть на обезьяну. На камине перед холстом, как часовой, сидел Као Ко Кун, укоризненно глядя на Квиллера.
         – Ладно, твоя взяла, – сказал репортёр. – Я сообщу об этом полиции.
 

Вернуться к оглавлению

Понравилось? Нажми на кнопку от facebook, vkontakte или twitter (находятся ниже) – поделись с друзьями! Пусть счастливых людей и кошек будет больше!
Мы будем очень благодарны. Спасибо!



Класс! Поделиться В Моем Мире Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Категория: Л.Дж.Браун. Кот, который | Добавлено: 08.09.2008
Просмотров: 1260 | Рейтинг: 0.0/0

Вы хотите разместить у себя ссылку на статью?

Ссылка html-формата (для вставки в код сайта или ЖЖ)

Ссылка phpbb-формата (для вставки в форумы типа phpBB)

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ
"Кот, который зверел от красного. Глава 13"

Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Если Вы действительно интересуетесь тайскими кошками,
то это поможет вам всегда быть в курсе всех новостей!

Сейчас заполните поле, и получайте лучший в рунете бесплатный
дайджест сайта Thaicat.ru "Тайские кошки. Узнай больше!"

Впишите ваш Е-mail

Важно! Для получения дайджеста обязательно подтвердите подписку!

Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск

TCC рекомендует


Облако тегов


Обсуждаем

Фотогалерея славы

Последние комментарии
InnaKo: Какой правдивый комикс)

InnaKo: Вот бы увидеть такую кошечку)))))))))

InnaKo: Очень красивые рисунки, своеобразные), даже потешные

InnaKo: Вот, кот похоже счастлив, еще и бодается с бабушкой

InnaKo: Я не смогла бы отдать, но если жилплощадь не позволяет, то да приходится... акт любви? отчасти, свое...

InnaKo: Кажется, автор немного перекурил, но так-то прикольно


О тайской кошке · О породе · Колор пойнт · Тайские и сиамские · Воспитание · Здоровье · Культура · Ваши истории

Главная · Форум · Статьи · Фото · Питомники · Объявления · ТАЙ-Шоп · Выставки · Библиотека · Рассылка · Подарки · Фильмы · Тесты · Юмор · Контакты · RSS

© 2008-2017. Использование материалов сайта при наличии активной гиперссылки www.thaicat.ru. Реклама Используются технологии uCoz

Thaicat.Ru - тайские кошки, сиамские кошки, продажа котят. Rambler's Top100 CATS-TOP